В онлайне: 2 (гостей - 2, участников - 0)  Вход | Регистрация

 

УДК 911.6 (332.3)

Учет в ГКН дополнительных характеристик земель природно-экологического каркаса как основа экодиагностики территории криолитозоны

 

Осадчая Г.Г., профессор, Дудников В.Ю., доцент

Ухтинский государственный технический университет

Зенгина Т.Ю., доцент

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

 

Описываются  законодательные предпосылки для разработки через государственный кадастр недвижимости конкретного механизма по учету и регулированию использования территорий природно-экологического каркаса, экодиагностики территорий криолитозоны

 

Природные системы криолитозоны более уязвимы к влиянию антропогенеза по сравнению с более южными зональными экосистемами. До недавнего времени освоение территорий Севера сдерживалось суровостью природных условий, что определило относительную сохранность криогенных ландшафтов, но в будущем не исключает их утраты как равновесных природных образований. Потенциальная опасность освоения в значительной степени определяется природным, в том числе, мерзлотным разнообразием, и оценка этой опасности должна учитывать как региональные особенности участков освоения, так и его зональную принадлежность.

Криолитозона является в целом малонарушенной территорией с устойчивыми сохранившимися экосистемами, способными к естественному воспроизводству. Она представляет собой классический пример ресурса общего экологического баланса [1], выполняющий биосферные функции общепланетарного масштаба, так как составляет часть экологического пространства России, экологический каркас глобального масштаба. Сохранение этого каркаса является гарантом равновесного состояния биосферы как на региональном, так и на глобальном уровнях [2-4]. Очевидно, что подобным гарантом можно считать сохранение малонарушенных территорий криолитозоны, пока еще не утративших биосферных функций. Эти ареалы нетронутой природы определены Н. Ф. Реймерсом, как особый вид природных ресурсов – территориальный биосферный ресурс, как «пространственную составляющую природных ресурсов, лимитирующую трудовую деятельность людей, рост численности человечества и многие другие показатели» [5]. В случае утраты биосферные территориальные ресурсы никаким образом не могут быть экономически восстановлены (возмещены) для хозяйства.

Эти ресурсы приурочены к участкам природно-экологического каркаса (ПЭК), который по определению Б. И. Кочурова, рассматривается как «… система взаимодействующих природного и экологического каркасов, включающих как ООПТ, составляющие его основу, так и земли щадящего природопользования» [6]. Таким образом, площадная оценка ПЭК в пределах определенной крупной территории, приведенная к относительным единицам (%), фактически свидетельствует об экологическом состоянии этой территории и может быть использована для экодиагностики [7], понимаемой как выявление и изучение признаков, характеризующих современное и ожидаемое состояние окружающей среды, а также разработку методов и средств обнаружения, предупреждения и ликвидации негативных экологических явлений и процессов [8].

Наиболее известен и широко используется подход, при котором оценка состояния природной среды описывается понятием «экологическая ситуация» и проводится с точки зрения: а) качества среды для обитания человека; б) сохранности структуры ландшафта и процессов функционирования природных экосистем: в) возможности осуществления проектных решений, различной хозяйственной  деятельности [8, 9].

Территориальное экологическое равновесие возникает при некотором соотношении интенсивно и экстенсивно эксплуатируемых участков, обеспечивающем отсутствие сдвигов в экологическом балансе крупных территорий в целом. Подобный подход основывается на теории биотической регуляции биосферы В. Г. Горшкова [10], в соответствии с которой нарушение экологического равновесия в биосфере, ведущее в дальнейшем к ее необратимой деградации и утрате биосферных функций, возникает при утрате определенной площади природных экосистем, то есть при хозяйственном освоении. Именно зонально обусловленный объем живой природной биомассы, включая ее ежегодный прирост, является индикатором экологически-благополучной территории. Чем менее благоприятны природные условия, тем большие площади в состоянии обеспечить этот объем биомассы. Таким образом, соотношение площадей с по сути природными экосистемами и с трансформированными в той или иной степени могут служить показателем экологической ситуации достаточно большой территории (ландшафт, природная зона/подзона, административный район и т. п.).

Для лесотундры и тундры, приуроченных к криолитозоне, допускается нарушение природных комплексов не более чем на 10 % ее площади [1, 11]. Рекомендуемый масштаб исследований и картографирования – от 1 : 50000 до 1 : 50000.

Для экодиагностики необходимо изучить степень площадной нарушенности территории, то есть в первую очередь оценить площади, занятые селитебной застройкой, транспортными и промышленными объектами, наземной инфраструктуры месторождений полезных ископаемых. Также следует оценить площади производных экосистем, например, в пределах земель лесного фонда, сеяных лугов и участков под сельскохозяйственными культурами (при их наличии). Необходим прогноз перспектив сохранения территорий природно-экологического каркаса при дальнейшем промышленном освоении криолитозоны [12]. Для оценки современной степени нарушенности земель в пределах селитебных и прилегающих к ним территорий и вдоль линейных объектов  возможно использовать данные государственного кадастра недвижимости (ГКН), разнообразный картографический материал, результаты запросов в учреждения статистики. В ряде случаев информацию необходимо уточнять и детализировать с использованием материалов космической съемки.

Отметим, что не всегда удается выявить площади природно-экологического каркаса с использованием общедоступных дистанционных методов и практически невозможно оперативно воспрепятствовать их безлимитному интенсивному использованию.

Сохранность ПЭК возможно обеспечить только введением системы ограничений на использование земельного фонда. Базовые ограничения, которые определены в РФ, отражены в ряде законов в рамках природоохранного и природоресурсного законодательства. Именно законодательство различного уровня может повлиять на принятие хозяйственных решений, способствовать рационализации природопользования в криолитозоне. Для криолитозоны практически не существует отдельных ограничительных позиций, отраженных в базовых законах, однако в подзаконных актах более низкого уровня учет специфики природных условий Севера возможен.

Ограничения территориального характера могут быть в документах территориального планирования Российской Федерации, субъектов РФ (в зависимости от их площади – обзорный либо среднемасштабный уровень), муниципальных образований (среднемасштабный уровень) [13].

В Градостроительном кодексе РФ [13] декларируется, что на картах территориального планирования отображаются, в частности, существующие и планируемые границы различных категорий земель, а также границы зон с особыми условиями использования территории (ст. 10). В п. 9 ст. 10 прямо указывается, что на картах в составе материалов по территориальному планированию отображается информация по современному состоянию соответствующей территории, ограничениях ее использования, даются предложения по территориальному планированию, а, в соответствии с п. 10, от органов муниципального и регионального управления допускаются инициативы по дополнению перечня этих материалов. Именно эти позиции в дают основание для инициатив на разных уровнях по приданию законодательного статуса результатам научных разработок, носящих рекомендательный характер.

Схемы территориального планирования «на выходе» должны учитывать как экономические, так и экологические, социальные, культурные и прочие аспекты развития регионов и муниципальных образований, что полностью соответствует основным позициям перехода страны к устойчивому развитию [14] и определяет актуальность научных разработок в этом направлении применительно к криолитозоне [11, 15].

Земельный кодекс в качестве основной цели охраны земель декларирует ее сохранение как основу жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (глава II, статья 12) [16]. Использование земель должно осуществляться способами, обеспечивающими сохранение экосистем и, одновременно, различных видов хозяйственной деятельности. Таким образом, для Севера это означает, что рациональное землепользование, сохранение территорий ПЭК должно обеспечить социальную стабильность коренного населения, устойчивую экологическую обстановку и при этом бесконфликтное сосуществование различных типов природопользования.

Возможным к реализации подходом к сохранению удовлетворительного экологического состояния Севера и бесконфликтного природопользования можно считать, во-первых, введение в практику землепользования дополнительной системы ограничений. Для этого необходимо усовершенствовать существующую систему государственного мониторинга земель через четкое разграничение земель с многолетнемерзлыми породами и без них и разработать единую систему показателей состояния земель. Во-вторых, в государственном кадастре недвижимости видится целесообразным приводить дополнительные показатели экологического состояния и устойчивости земельных участков для целей возможности определения пределов их экологической безопасности. В-третьих, необходимо в принципе выделить криолитозону в виде зоны с особыми условиями использования территории, что позволит усовершенствовать (экологизировать) для Севера все другие виды природопользования через дополнение нормативных документов более низкого порядка.

Для реализации первых двух направлений в качестве информационной основы могут быть использованы специальные карты масштабов от 1:50000 до обзорных (мелкомасштабных). Реализация третьего направления послужит отправной точкой для экологизации землепользования в криолитозоне в целом.

Таким образом, имеются четкие предпосылки для разработки конкретного механизма учета мерзлотно-экологической составляющей (с использованием существующих рычагов государственного управления землепользованием) при оценке качественного состояния земель. При внедрении в практику существующих в этом направлении исследований учет пространственной мерзлотно-экологической дифференциации территории возможен через систему государственного кадастра недвижимости и реализуется, в том числе, через крупно- среднемасштабную картографическую основу (масштабы от 1:50000 до 1:200000 и мельче).

Несмотря на то, что в природоохранном и природоресурсном законодательстве практически отсутствуют позиции, учитывающие специфику природопользования применительно к Северным регионам, в нем обозначены общие подходы к охране природы и имеются механизмы, позволяющие учитывать научные разработки по этому направлению в практике землепользования. Учет территорий ПЭК, обеспечивающих социально-экологическую составляющую природопользования, возможен через введение дополнительной информации в государственном кадастре недвижимости и законодательное определение лимитов на интенсивное использование территории.

 

Библиографический список

  1. Реймерс Н. Ф. Экология (теории, законы, правила, принципы и гипотезы) / Н. Ф. Реймерс. – М.: Россия Молодая, 1994. – 367 с.
  2. Лосев, К.С. Экологические проблемы и перспективы устойчивого развития России в XXI веке / К. С.Лосев – М.: Изд-во «Космосинформ», 2001. – 400 с.
  3. Клюев, Н. Н. Эколого-географическое положение России и её регионов / Н. Н. Клюев. – М.: Ин-т геогр. РАН, 1996. – 161 с.
  4. Hunnah, L. A preliminary inventory of human disturbance of world ecosystems / L. Hunnah, D. Lohse, Ch. Hutchinson, J. L. Carr, A. A. Lanktrani // Ambio. – № 4-5. – 1994. – Р. 246-250.
  5. Реймерс, Н. Ф. Природопользование: словарь-справочник / Н. Ф.Реймерс. – М.: Изд-во Мысль, 1990.– 453 с.
  6.  Кочуров, Б. И. Природно-экологический каркас в территориальном планировании муниципальных образований / Б. И. Кочуров, А. С. Курбатова, Д. З. Гриднев // Проблемы региональной экологии. – 2010. – № 6. – С. 186-194.
  7. Зенгина, Т. Ю. Современные угрозы сохранению основных элементов природно-экологического каркаса Усинского района республики Коми (проблемы, факторы риска, современное состояние) / Т. Ю. Зенгина, Г. Г. Осадчая // Известия Коми научного центра УрО РАН. – Выпуск 4(20). – Сыктывкар, 2014. – С. 33-42.
  8. Кочуров, Б. И. Экодиагностика и сбалансированное развитие: Учебное пособие / Б. И. Кочуров. – М.. – Смоленск: Маджента, 2003 – 384 с.
  9. Критерии и показатели острых экологических ситуаций. – М.: Ин-т геогр. РАН, 1992. – 52 с.
  10. Горшков, В. Г. Устойчивость биосферы и сохранение цивилизации / В. Г. Горшков, К. Я. Кодратьев, С. Т. Шерман // Природа. – 1990. – № 7. – С. 3-16.
  11. Осадчая, Г. Г. Концептуальный подход к оптимизации природопользования в криолитозоне / Г. Г. Осадчая, Т. Ю. Зенгина, В. Ю. Дудников, Н. В. Тумель // Управление инновационным развитием арктической зоны Российской Федерации: сборник избранных трудов по материалам всероссийской научно-практической конференция с международным участием, 14-16 сентября 2017 г., г. Северодвинск / М-во образования и науки Рос. Федерации, Федер. Гос. автоном. Образоват. Учреждение высш. Образования «Сев. (Аркт.) Федер. Ун-т им. М. В. Ломоносова». – Архангельск: КИРА, 2017. – С. 468-471.
  12. Осадчая, Г. Г. Возможности сбалансированного использования биосферного и ресурсного потенциала Большеземельской тундры / Г. Г. Осадчая, Т. Ю. Зенгина // Криосфера Земли. – 2012. – Том XVI. – № 2. – С. 43-51.
  13.  Российская Федерация. Законы. Градостроительный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 29.12.2004 № 190-ФЗ (ред. от 13.07.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 19.10.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  14. О Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию [Электронный ресурс] : указ Президента РФ от 01.04.1996 № 440 // Справочно-правовая система КонсультантПлюс.
  15. Дудников, В. Ю. Ландшафтное планирование в земельном законодательстве: современная ситуация и направления по совершенствованию для условий Севера / В. Ю. Дудников, Г. Г. Осадчая, М. А. Корчебная // Наука, образование и духовность в контексте концепции устойчивого развития : материалы всероссийской научно-практической конференции (23–24 ноября 2017 г.). В 4 ч. Ч. 2 / под общ. ред. Е. П. Шеболкиной. – Ухта : УГТУ, 2018. – С. 144-147.
  16. Российская Федерация. Законы. Земельный кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон от 25.10.2001 № 136-ФЗ (ред. от 05.10.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 19.10.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

 

Разделы конференции »

  1. Государственный кадастр недвижимости и земельно-имущественные отношения
  2. Мониторинг природных ресурсов и охрана окружающей среды
  3. Комплексное использование природных ресурсов
  4. Современные вопросы геологии
  5. Физика горных пород
  6. Новые технологии в природопользовании
  7. Применение современных информационных технологий
  8. Экономические аспекты недвижимости
  9. Мониторинг использования объектов недвижимости
  10. Топографо-геодезическое обеспечение кадастровых работ

 

Проекту Kadastr.ORG требуются средства на хостинг и развитие

Сумма: руб.